Соционическое эссе ДЮМА о СЕБЕ

Сколько помню себя, все время стремился быть понятым другими. И, тем не менее, каждый раз, моя откровенность подвергалась уничтожающей «травле». Многократно повторял себе, ставшую до боли изъезженой от частого употребления, фразу: «С завтрашнего дня на «откровенности» ставлю крест». Но наступал «завтрашний день» и все начиналось сызнова.
Так, на протяжении длительного времени в моем сознании сформировалось устойчивое отношение к себе, как к чему-то неудавшемуся в жизни. «Проще смотри на вещи (а как на них можно проще смотреть, если я их не столько вижу, сколько ощущаю?)». «И до чего же ты сложный человек («сложный» - разве это недостаток?)». «Вершиной» в оценке моей природной сути было высказывание человека, серьезно занимающегося соционикой. Притом, это произошло после того, когда я впервые в своей жизни полностью раскрыл свой внутренний мир чувств. Хотя, уже тогда подсознательно понимал, что мой поступок чреват серьезными последствиями. И все же решился, надеясь, что хоть кто-то по достоинству оценит мою природную суть. Я не ошибся, ее оценили. Но как!!! Слава Богу, что от этой «оценки» мне, в конечном итоге, не пришлось «сводить счеты с жизнью». Хотя вероятность этого было как-никогда велика.
«Соционический тип Дюма - «ошибка» природы. Как можно было в него вложить столь разнообразную палитру чувств и эмоций?! С какой целью? Чтобы этот бесценный дар так и лежал мертвым грузом? О, ужас!!! Боже! Неужели это соответствует действительности?! Если это правда, то зачем тогда я хожу по этой земле? О, люди!!! Я – «не ошибка природы»!!! Я – плодородная почва, душа и плоть мироздания, а не олицетворение коварства и лжи! А те многочисленные примеры, которые все-таки имеют место в реальной жизни – не что иное, как «продукт» человеческого воздействия на «дюмов». Из нас попросту «делают», «штампуют» «самгиных», «обломовых» «казановых». А все потому, что общество постоянно отворачивается от этих «сгустков чувств», легкомысленно навешивая им надуманные ярлыки! Да, я сначала считала, что «дюмов» наиболее полно характеризует фраза «Мать-сыра земля». Почему «считала»? Это действительно наиболее точная оценка, я ее внутренним камертоном души гармонично ощущаю. Но потом внесла сответствующие коррективы. Земля – источник жизни. Разве Дюма способен выполнять подобную функцию? Сомневаюсь. Вот почему моя нынешняя оценка, как соционика, приобрела следующую трактовку: Дюма - «бархатный тиран с шелковым сердцем». Вот, и сбылись мои самые мрачные прогнозы. Ведь ее слова – не беспристрастная соционическая оценка моего природного типа, а «смертный» приговор.
Но жизнь распорядилась таким образом, что «дюм» не только смог выжить, но и приобрести своеобразную закалку. Более того, «выпад» в его сторону лишь вызвал в нем своеобразную «спортивную» злость. Он оказался способным выплеснуть такой заряд эмоций и чувств, что даже самые отъявленные «недоброжелатели» вынуждены были бы замолчать от... восхищения! Кто сказал, что Дюма не способен «к активным действиям»?! Да, он ленив. Да, он любит в мечтах строить «воздушные замки». Да, ему крайне сложно «взяться за перо». Но если по-настоящему разозлить, то его окружению «мало не покажется».
Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. «Глоток себя», «На небесах» - прежде всего спасательный круг для «дюмов». Это не «крик вопиющего в пустыне». Это «сыра земля», дающая дружные всходы, способные внести серьезные изменения в устоявшиеся жизненные установки.
Но это еще пока только предстоит, хотя и не в очень отдаленном, но все-таки в будущем времени. А сегодня перед нами уже стоит целая «очередь» назойливых вопросов. И отвернуться от них никак не удается.
Почему из всех соционических типов Дюме сложнее всех контактировать со своим окружением? Вернее, он идет на контакт, вызывает к себе неподдельный интерес, но за которым почему-то следует чаще всего «контрольный удар в спину» по самой слабой его функции. Почему детскую наивность и «хроническую» доверчивость окружение воспринимает, как браваду и несерьезность? Почему самому сокрушительному недоверию подвергается именно его искренность? С одной стороны, он наиболее полно ощущает природную гармонию. С другой, тем не менее, становится «невыносимым» типом, заслуживающим лишь всеобщего презрения, в лучшем случае, или сожжения на костре, если нет других вариантов. Может, именно здесь скрыты причины, толкающие Дюма на дон-жуанско – казановскую стезю?!
«Дон-жуанско – казановская стезя наиболее приемлемая для Дюма, так как именно она позволяет ему необыкновенно ярко проявить свой сексуальный потенциал. Постоянство в интимных отношениях – не для него. И не потому, что его сексуальные возможности ограничены. Причина в другом. Недоверие, словно тень, сопровождающая по жизненной тропе, неустанно ранит его чувствительную душу. Более того, именно недоверие зачастую становится причиной многих неоправданных поступков, приводящих даже к фатальному исходу. Интимные же отношения – наиболее тонкая сфера человеческих взаимоотношений и наиболее приближенная к естественной среде. Это среда, где человек непроизвольно «обнажает» свое естественное начало. Вот почему именно здесь Дюма себя ведет наиболее уверенно. Однажды вспыхнув сексуальной страстью, он, таким образом, производит о себе неизгладимое впечатление. А потом... исчезает. Такова его суть. Для него смерти подобно – разочарование в его сексуальных способностях», - примерно такую точку зрения высказала мне друг-декарт.
Чтож, любая позиция имеет право на свое существование. И, тем не менее, она не соответствует действительности. Именно в постоянстве скрыта природная суть Дюма. Ему просто навязали имидж «дон-жуана – казановы». Хотя, справедливости ради надо признать, что Дюма не очень-то и противится этой роли. Не удивительно, что литература на все лады «смаковала» и продолжает «смаковать» именно эту грань его сексуального «таланта».
Но в данном случае речь идет о постоянстве Дюма. Специалисты-психологи почему-то на эту грань его природной сути прежде не обращали столь серьезного внимания. Поэтому, в этих вопросах и царит такой разброс мнений.
По своей природе Дюма, как «сгусток чувств», способен лишь на яркую вспышку (что всеми отмечено и на чем сделаны окончательно поспешные выводы). Но это только часть правды. Что же происходит дальше?! Обычно, Дюма после подобной вспышки... исчезает, чтобы «не испытывать» судьбу. Таким образом, он, мол, и подтверждает общепринятую точку зрения.
В момент сексуальной вспышки Дюма действительно ощущает себя героем. При этом он испытывает необыкновенно яркие ощущения, озаряя и «вторую половину» такими же чувствами. Да, приятно себя чувствовать героем-любовником. Но знал бы он, до чего при этом одновременно себя же и обделяет. Ведь не «герой-любовник», естественная «дюмская» среда. В этой яркой вспышке не высвечивается даже тысячная доля его любовного потенциала.
Секрет в том, чтобы «классический» «герой-любовник», в итоге, стал... «рабом-искусителем». Но это возможно лишь в том случае, если он на уровне ощущений всецело доверится своей «второй половине» (не скроем, это бывает крайне редко). И тогда на «многие лета» будет гарантирована активная не только физическая, сексуальная жизнь, но и высоконравственное духовное общение. Физиологические и духовные возможности Дюма беспредельны. Собственно, обе «половинки» тогда станут рабами друг друга. Пусть не смущает слово «раб». В данном случае, речь не идет о каком-то унижении человеческого достоинства. Именно сексуальное ощущение «раба» позволяет испытывать постоянно необыкновенно острые ощущения. Особенность чувств, возникающих подобным образом, в том, что они не «приедаются». Более того, со временем даже становятся все острее и острее. В этой ситуации даже мыслей о постоянстве не возникает. Оно есть и все тут! «Сгусток чувств» становится рабом второй половины, а «вторая половина» - рабом «сгустка чувств». Здесь полностью исключаются какие бы то ни было «дон-жуанско – казановские» «поползновения». Именно в этой среде Дюма ощущает себя наиболее комфортно, так как не опасается преждевременного истощения сексуального потенциала ни своего, ни своей «второй половины». Истинная суть Дюма не в «вечном» стремлении к новым сексуальным приключениям, а в постоянном духовном ощущении интимной близости со своей второй половиной.
Дуальные отношения имеют своеобразную окраску. Дюма «ощущает» информацию, а потом озвучивает ее в естественном виде. А Дон «слышит» только то, что ему нужно. Потом «переваривает» услышанное. После чего «озвучивает» обработанную информацию, выдавая ее за свою собственную. Притом, он даже мысли не допускает, что на него было оказано какое-либо воздействие со стороны. Конечно, Дюма в душе мечтает и о том, чтобы его тоже «заметили». Но если этого не произошло, он будет уже рад оттого, что его информация получила развитие. Дюма умеет радоваться радостью других. Притом искренне и бескорыстно.
Может, именно это и «бесит» его окружение? «Все вы искусители, развратники, слизняки и, вообще, вам не место на земле. И за что Бог так милостив к вам?» Вот так, откровенно и прямо заявила мне в глаза коллега, занимающаяся соционикой. Видимо, ей невдомек, что именно Дюма наделен природой «сгустком чувств», а разум для него служит лишь средством «передвижения».
Каждый природный тип неординарен и неповторим. Но именно Дюма – «соль земли»! Частица его присутствует во всех соционических типах. Он ближе всех не только к природной гармонии, но и к естественной (почитай, истинной) среде. Видимо, именно в этом и таится источник конфликта его с внешней средой. Дюма не борец, в привычном понимании этого слова. Поэтому, зачастую он и оказывается с маской улыбчивого и обворожительного Дюма-искусителя. Но природная его суть ведь не в этом. «Сгусток чувств» - родниковый источник духовной чистоты. А на что способен этот источник чистоты с ложной маской Дюма-искусителя?! Вот то-то и оно!
«Сгусток чувств» - одновременно и благо, и зло. Все зависит от внешнего, нравственного облика Дюма. Но, изначально, «сгусток чувств» так же жизненно необходим, как и наличие кислорода в атмосфере. Если кто-то при этом вспомнит фразу, что, мол, «каждый кулик хвалит свое болото», то будет не прав. Никто ни кого не хвалит. Просто, в естественном потоке информации Дюма всегда стремится понять суть событий и поступков, с которыми ему приходится соприкасаться.
«Если Дюма всегда стремится к пониманию, тогда почему союз близнецовых пламен в данном повествовании не состоялся?» - резонно могут отреагировать возможные скептики и будут правы. Да, не состоялся, хотя все предпосылки все-таки были. А все потому, что Донка, не расчитав свои силы, самонадеянно взвалила на свои плечи непосильную ношу, попытавшись «думать и за себя, и за того парня» и одновременно усидеть на "двух стульях". А, в результате, оказалась у «разбитого корыта».
Боже, мой! Да ведь окружающие видят всего лишь 5% естественного облика Дюма, а все остальное находится у него внутри. Его слова – лишь «видимая часть айсберга». Как по ним можно делать окончательные выводы?! Дюма не жаден на информацию. Он всегда готов щедро ею поделиться, становясь, при этом, ребенком, наивным и доверчивым. Дюма способен быть и в детстве взрослым, и когда станет взрослым, тем не менее, по-прежнему быть ребенком. Это аксиома, зачем ее нужно пытаться объяснять? Почему так сложно эту грань его природы принять за данность, не требующую доказательств?
А ведь в нем нет никакой тайны. Просто, один «озвучивает» естественное состояние души, а второй эту информацию «подганяет» под общепринятый стандарт, подвергая ее или анализу, или сомнению, так как в ней полностью отсутствуют доказательства. «Разве может человек с такой уверенностью пропагандировать бездоказательные взгляды?» Может. Еще и как! Зачем Дюме доказывать то, что он чувствует? Пусть это доказывают те, кому больше нечем заняться.
Бог знал, что делал. Он создал универсальный природный тип, наиболее близко к нему находящийся. И не вина Дюма, что в реальной жизни, после «шлифовки» его природной сути окружающей средой, он становится объектом всеобщего неприятия.
Дело в том, что именно через соприкосновение с ним, проходят своеобразную апробацию на жизнеустойчивость все остальные природные типы. Между тем, Дюма дает жизнь всему, что его окружает. Притом, внешне выглядит все так, будто он совершенно в этом не прилагает никаких физических усилий. Внешне, да. А вот что у него происходит внутри, никто не задумывается. А зря. Ведь именно внутри расположена вся суть Дюма. Хотите знать, что там происходит? Поверьте ему. И более надежного друга, спутника, мужа (или жены), партнера вам не сыскать! Но, оказывается, именно окружение не желает напрягаться, чтобы увидеть реальную информацию. Вот и останавливаются на классическом варианте, когда об этом природном типе создают целую вереницу ложных версий и небылиц.
Это что, выход?! Отнюдь! Дюма наделен природой необыкновенным потенциалом не для того, чтобы тот лежал «мертвым грузом». Почему же этот потенциал так и остается невостребованным? Все стрелы обвинений ошибочно направляют в адрес Дюма. «Дюма «жаден» на чувства». И это говорят о типе, всецело сотканному из одних чувств?! Смешно. Хотя, больше грустно. Дюма не виновен в том, что этот потенциал так и продолжает храниться в тайниках его души. Дело в том, что он им самостоятельно не способен по достоинству распорядиться. Для этого есть другие представители. Они этим правом владеют сполна. Только вот незадача: эту информацию неизменно подвергают столь сокрушительной «шлифовке», что от первоначального варианта ничего не остается. А потом, за последствия от поступков «очерненного» Дюма, еще его же самого и обвиняют.
Дюма, собственно, и сам не знает, что находится в его «закромах». Вот, в соприкосновении, к примеру, с Доном у него открываются необозримые просторы собственной души. Дюма «загорается» неповторимым многоцветьем чувственного мира. Это не просто источник тепла. Это излучающая духовная нравственность, жизнеутверждающее энергетическое поле.
Дюма не заботится о себе. Он живет другими, и отдает себя другим столько, что способен за это поплатиться даже собственной жизнью. В своей щедрости он не знает меры, поэтому так реальны трагические последствия. Зачем ему об этом задумываться? Для этого есть Дон, который отчетливо видит все происходящее вокруг Дюма.
Еще раз повторю, природа не расточительна. Все что создано на земле, имеет конкретное целевое предназначение. Только человеку не стоит в эти лабиринты входить со своим уставом. Если он примет природу в таком виде, какая она есть, только тогда он сможет окунуться в настоящем водопаде земных благ.
Никто не обращал серьезного внимания на тот факт, что у Дюма особые отношения с детьми. Дело в том, что это единственная среда, в которой этот природный тип становится тем, чем он есть на самом деле. Понаблюдайте за ним, и вы получите бесценную информацию, без прикрас и «шлифовки». А все почему? Потому, что дети, в отличие от взрослой аудитории, в Дюме всегда ощущают ребенка. Они находятся на общей волне девственной откровенности.
Представители соционического типа ДЮМА очень часто досрочно заканчивают свою жизнь на этой грешной земле. По этому поводу в обществе даже сложилась устойчивая позиция, объясняющая безвольные поступки этого типа. К сожалению, такой взгляд совершенно не соответсвует действительности.
Дюма любит жизнь! Любит свое окружение, любит все и всех! Он щедр на чувства! Дюма готов собою согреть целую планету! Дюма-ребенок верит в чудеса, верит в то, что жизнь станет лучше! Он верит в то, что люди будут счастливы. Ибо, только в счастливом окружении по настоящему счастлив и Дюма!

Владимир БАГУЛЬНИК, СЭИ

Главная

Напишите мне

Я - автор ШколыЖизни.ру



Hosted by uCoz